19:21 

Звезда Назарета (выразимо)

Suarra
aequalis aequalem delectat
Несколько месяцев уже мы торчим в этом чертовом городишке, а не продвинулись, кажется, ни на шаг. Дедушка вряд ли так считает – он общается с горожанами гораздо больше меня, может быть, уже строит определенные догадки. Так или иначе, я ощущаю собственную бесполезность.
Сегодня 22 февраля, и мы с дедушкой зашли в мэрию, чтобы послушать зачтение завещания некоего Синклера. Дед его знал, я нет. Эмоций – никаких. Однако стоило душеприказчику начать оглашать завещание, как вопросы начали возникать в моей голове. В неких «подарках» этого странного человека можно было уловить долю юмора – неужели это нормально, после своей смерти еще и насмешить людей? Иные предметы выражали скорее чувства покойного к человеку, которому предназначались. Но тут очередь дошла до меня. Меня??? Откуда? Зачем? Куча вопросов в голове, недоумение на лице, смятение… Яблоко? Серьезно? Отравленное, как у Белоснежки? Целительное? Просто яблоко? Я крутила его в руках и не могла понять…
В итоге в недоумении осталась не я одна – многие действительно не понимали, почему Синклер оставил именно им именно это? Элизабет, милейшая девушка, приехавшая буквально только что – вот уж точно была в шоке. И оказалась в итоге она невестой сына мэра, молодого рыжеволосого типа, с легким налетом самовлюбленности во взгляде и манерах. Чем-то он зацепил мое внимание, но я не придала этому особого значения. Пока через некоторое время пожилой мэр не объявил о помолвке Александра и Элизабет. С удивлением для себя отметила, что в этот момент на моем лице образовалась весьма кислая мина. Я ли это?
И все закончилось бы на этом, но… Я всегда подозреваю это самое «но…», но в этот раз все вышло слишком, СЛИШКОМ… просто слишком. Началось все с того, что на город опустилась мгла, и всех собравшихся пригласили остаться на ночь. Без вариантов, потому что через это мглу оказалось не пройти. Провести ночь в доме Анны Цицерины – о да, что может быть прекраснее? Что может быть приятнее? Разве что круциатус в тринадцатый раз. Так и хотелось запустить в нее чем-нибудь гадким. Сотню раз я собиралась, и сотню раз решала, что это опасно для меня и для моего дедушки. Нельзя навлекать на себя внимание агента Бюро, оказавшегося здесь же. И здесь куча местных, вряд ли одобривших применение к жене любимого мэра различного рода негативных чар. Но хотя бы я посмеялась про себя, наблюдая, с каким трудом эта милейшая женщина, подобрав свои юбки до почти неприличной высоты, взбирается на ужасающе неудобную лестницу.
Вечер прошел для меня в общем тихо, и даже скучновато. Определенно, это плюс, если бы не еще одна странность. Все обитатели дома вдруг попали в сон, все вместе. Практика сноходчества в Шармбатоне была, но что-то я не припомню ничего про неподготовленные незапланированные коллективные сны. Во сне был тот же особняк и те же люди, но появилась лишняя комната с круглым столом, тремя стульями, тремя чашами и какой-то звездой посередине. Знаки, начертанные на столе, были мне незнакомы – какая-то ритуалистика, неизвестная мне. Голос ниоткуда потребовал три «столпа», и О БОЖЕ, мой дед вызвался одним из них. Гневу моему не было предела – а как же опасность, а как же «не выделяться», неужели он надеется через этот дурацкий сон выяснить что-то полезное конкретно для нас? Откуда-то вдруг у каждого появились камни души – что еще за бред? Почему-то каждый сразу ощутил их ценность, и конечно их нужно было отдавать. Мой дед, Александр и приезжий, имени которого я не запомнила. Три столпа, и нужно выбрать, кому отдать камень. Я, конечно, решила пока попридержать то, что имею. Выяснилось, что камни можно еще и получать друг от друга, выиграв некие дуэли. Бред продолжался… Не считая странного сна, вечер прошел почти обыденно. Ночью что-то подняло меня с постели и я вышла в холл, где встретила дедулю. Шея страшно чесалась, на что я незамедлительно пожаловалась Йовану, и пошла спать обратно. Кажется мне, что было что-то еще, но как будто нет кусочка сна, кусочка вечера. А еще мистер Оранж позвал меня на проповедь. Моравские братья – местные религиозники. Здесь половина мужчин из них, мэр в том числе. Уж не подумал ли Александр, что мне будут интересны их россказни о Господе нашем Иисусе Христе (пафос в голосе). Не подала виду, что мне плевать на проповедь, и из вежливости конечно согласилась.
Утро 23 февраля началось вялотекуще, пока не выяснилось вдруг, что жена мэра, обожаемая мною Анна Цицерина, применяет к мужу заклятие империус. Какая, по сути, мелочь… Есть вещи пострашнее, ну да ладно. Дело требовало разбирательств, и при активном участии моего дедули, жену мэра упекли куда-то под домашний арест. С тех пор я видела ее пожалуй только во снах, которые, к слову, продолжались. Во второй раз голос потребовал камни силой, и у меня пропал красный камень. Жить становится опасней, жит становится веселей! Теперь, в случае чего, меня не вылечить никакой колдомедициной – какая, по сути, прелесть. Попытка забрать такой же камень у Донато Андриетти – несколько странного типа, привлекательного в своей странности, окончилась моей победой, но камень оказался не тот. И позже я отдала его Элизабет, каким-то образом потерявшей волю. Она пожаловалась, что ею помыкают, но не уточнила кто. Мне следовало бы задуматься, но я пропустила мимо ушей. Как позже выяснилось, зря…
Умер мэр, умер от кровопотери и рваной раны на шее. Вампир? Здесь? Оказалось, что и меня укусили – вот от чего адски чесалась шея. Подозрения? У дедушки они всегда есть, у него куча вариантов. Становилось все страшнее… Похороны мэра, дед отправился проводить ритуал, в доме появился призрак. Мэра, конечно. Передача полномочий, куча политической организационной выступальщины, ненужных и неуместных аплодисментов, формирование городского совета. А он хорошо держится, уверенно. Как будто был готов к этому. Я об Александре, конечно, Александре Оранже фон Цинцендорфе. А он мне нравится, даже несмотря на толстый слой религиозного налета. Это странно, и это опасно. Он может быть как раз тем, кого мы ищем, и тогда придется его убить. При мысли об этом становится страшно – я не хочу, чтобы он погиб. Разговор с дедушкой, и я конечно соглашаюсь с тем, что если да – то да. Если Александр должен будет умереть – он умрет. А я переживу это. Я просто не могу подвести деда – он самое ценное, что есть в моей жизни, кроме нее самой.
Под вечер стало совсем страшно, откуда-то полезли призраки толпами, вендиго, я отдала камень воли Цинцендорфу, дед отдал все свои камни, лишившись магии, воли и возможности вылечиться от торменцио, наложенного призраком мэра. Я начала рисовать круг для ритуала, но ушла в сон, а после него деда уже оказалось не спасти… До глупого гуманный доктор Олден пытался спасти орущего Йована, но в итоге не вышло ни-че-го. И самое смешное то, что все это время мне было неестественно хорошо, просто невероятно. Хотелось обнять весь мир, раздать всем конфет и затанцевать до смерти. Даже Анну Цицерину, даже милейших гробовщиков Дуата, даже симпатичного в своем сумасшествии Донато, смотревшего на меня так, словно хотел съесть. К слову, захват палочки у него было весьма характерный для круциатуса. А я танцевала вокруг, как идиотка, и слушала вопли деда, а потом схватила Александра и… Как это вышло? Что за магия вокруг творится, что за сумасшествие? И самый главный вопрос – что МНЕ теперь делать? Мы не нашли предателя, не подошли даже близко. Я не сильна в чарах, я осталась безвольной и неспособной вылечиться. И заняла место деда за столом во сне. Место же убиенного приезжего занял дон Андриетти. А потом дед вернулся, только это был уже не он, а нечто из того, чем он никогда не хотел бы стать – упырем. Я не могла ему противодействовать, кажется он даже кого-то убил и почти даже съел, прежде чем его оглушили и принялись уничтожать. Я наблюдала за этим со смешанным чувством печали и отвращения. Хотелось плакать прямо здесь, среди всех этих несчастных, обреченных в этом проклятом доме.
А потом я выиграла. Камней в моей чаше оказалось больше, нежели у остальных, но меня это мало волновало. Кажется, я умерла. Лучше бы я умерла, у меня ничего не осталось. Звезда? Зачем она мне? Ценный артефакт, которым я не могу пользоваться? Отдать ордену? Зачем? Мыслей нет, я проснулась раньше остальных со звездой в руках, потерянная. Бежать? Во мглу? Елизавета Калликанзарос, странная изуродованная женщина, решила все за меня, мне осталось лишь согласиться. Да, я отдала Звезду ей. Да, это было возможно глупо, и Орден меня за это не похвалит. Но, если честно, мне плевать. На всех теперь плевать, я сбежала из этого города, лишь только сошла мгла. Елизавета выполнила обещание.

@темы: РД

URL
   

Послания в бутылке [__]}=

главная